«Кортик»

- Ребятишки со станции, по грибы ходили, - хмуро ответил хозяин. Он стоял в исподнем, с лучиной в руках; всклокоченная его борода тенью плясала по стене. - Да они спят, чего вы беспокоитесь!..

- Поговори!.. - прикрикнул на него человек в бурке.

Он подошел к ребятам и нагнулся, вглядываясь в них. И в ту секунду, когда, притворясь спящим, Миша прикрыл глаза, над ним мелькнул колючий взгляд из-под черного чуба и папаха… Никитский!

Никитский подошел к обходчику:

- Прошел паровоз на Низковку?

- Прошел, - угрюмо произнес старик.

- Ты что же, старый черт, финтить? - Никитский схватил его за рубашку на груди, скрутил ее в кулаке, притянул к себе, и голова старика откинулась назад.

- Греха… - прохрипел старик, - греха на душу не приму…

- Не примешь? - Никитский, не выпуская обходчика, ударил его по лицу рукояткой нагайки. - Не примешь? Через час должен поезд пройти, а ты в монахи записался? - Он еще раз ударил его.

Старик упал. Никитский выбежал во двор.

Некоторое время там слышались голоса, конский топот, и все стихло. Только пес продолжал лаять и рваться на цепи.

Через час должен пройти поезд! С Низковки! Паровоз туда уже вышел… Может быть, их эшелон? И вдруг страшная догадка мелькнула в Мишином мозгу: бандиты хотят напасть на эшелон!.. Миша вскочил. Что же делать? Как предупредить? За час они не добегут до Низковки…

На полу стонал обходчик. Возле него, охая и причитая, хлопотала старуха.

Миша растолкал Генку:

- Вставай! Слышишь, Генка, вставай!

- Чего, чего тебе? - бормотал спросонья Генка.

Миша тащил его. Генка брыкался, пытался снова улечься на тулуп.

- Вставай, - шептал Миша, - вставай! - Он тряс Генку: - Вставай! Здесь Никитский… Они хотят на эшелон напасть…

44