«Кортик»

- Ты меня еще учить будешь!

- Честное слово, тетя, я вам удивляюсь, - продолжал разглагольствовать Генка, не отрывая глаз от шахмат. - Вы, можно сказать, такой видный человек, а волнуетесь из-за какой-то несчастной кочерыжки, здоровье свое расстраиваете.

- Не тебе о моем здоровье беспокоиться, - проворчала Агриппина Тихоновна, разрезая тесто на лапшу. - Довольно, молчи! Молчи, а то вот этой скалки отведаешь.

- Я молчу. А скалкой не грозитесь, все равно не ударите.

- Это почему? - Агриппина Тихоновна угрожающе выпрямилась во весь свой могучий рост.

- Не ударите.

- Почему не ударю, спрашиваю я тебя?

- Почему? - Генка поднял пешку и задумчиво держал ее в руке. - Потому что вы меня любите, тетенька, любите и уважаете…

- Дурень, ну, право, дурень! - засмеялась Агриппина Тихоновна. - Ну почему ты такой дурень?

- Мат! - объявил вдруг Слава.

- Где? Где? Где мат? - заволновался Генка. - Правда… Вот видите, тетя, - добавил он плачущим голосом, - из-за ваших голубцов верную партию проиграл!

- Невелика беда! - сказала Агриппина Тихоновна и вышла в кухню.

- Что ты, Генка, все время с теткой ссоришься? - сказал Слава. - Как тебе не стыдно!

- Я? Ссорюсь? Что ты! Это разве ссора? У нее такая манера разговаривать - и всё. - Генка снова начал расставлять фигуры на доске. - Давай сыграем, Миша.

- Нет, - сказал Миша, - пошли во двор… Чего дома сидеть!

Генка сложил шахматы, закрыл доску, и мальчики побежали во двор.

57