«Кортик»

- Ничего не вышло. Отказал. У него не театральное училище, а культурное учреждение в тисках домкома.

- Вот видите, - сказал Шура, - я так и знал!

- Ты всегда «так и знал»! - рассердился Миша.

Мальчики стояли задумавшись. Гулко стучали шары на бильярде. Струнный оркестр разучивал «Турецкий марш» Моцарта. А со стены, с плаката, изможденный старик протягивал костлявую руку: «Помоги голодающим Поволжья!» Глаза его горели лихорадочным огнем, и с какой стороны ни подойти к плакату, глаза неотступно следовали за тобой, как будто старик поворачивал голову.

- Есть еще выход, - сказал Миша.

- Какой?

- Пойти к товарищу Журбину.

- Ну-у, - махнул рукой Шура, - станет он заниматься нашим кружком, член Моссовета… Я не пойду к нему… Еще на Ведьму нарвешься.

- А я пойду, - сказал Миша. - В конце концов, это не собственный клуб Мити Сахарова… Айда, Генка!

По широкой лестнице они поднялись на четвертый этаж, где жил Журбин. Миша позвонил. Генка в это время стоял на лестнице. Он отчаянно трусил и, когда послышался шум за дверью, бросился бежать, прыгая через три ступеньки. Дверь открыла соседка Журбина, высокая, тощая женщина с сердитым лицом и длинными, выпирающими зубами. За злой характер ребята называли ее Ведьмой.

- Тебе чего? - спросила она.

- Мне нужен товарищ Журбин.

- Зачем?

- По делу.

- Какое еще дело! Шляются тут… - пробормотала она и захлопнула дверь, едва не прищемив Мише нос.

- Ведьма! - закричал Миша и бросился вниз по лестнице.

67