«Кортик»

- Ты вечно болтаешь, чего не знаешь! - сказал Миша. - Там вовсе другое.

- Что?

- Ага, так я тебе и сказал! Чтобы ты снова раззвонил!

- Ей-богу! - Генка приложил руки к груди. - Чтоб мне не встать с этого места! Чтоб…

- Хоть до утра божись, - перебил его Миша, - все равно ничего не скажу. Потому что ты всегда звонарем был, звонарем и остался.

- Но я ведь не разболтал, - сказал Слава, - значит, мне ты можешь рассказать.

- Ничего я вам не скажу! - сердито ответил Миша. - Я вижу, вам нельзя доверить серьезное дело.

Некоторое время мальчики сидели молча, дуясь друг на друга, потом Слава сказал:

- Все же нечестно скрывать. Мы все трое лазили в подвал, - значит, между нами не должно быть секретов.

- Я разве знал? - заговорил Генка, обращаясь к Славе. - Я думал: ящики, ну и ящики… Ведь меня Миша не предупредил. Сам что-то скрывает, а другие виноваты.

Миша молчал. Он сознавал, что не совсем прав. Надо было предупредить Генку. И вообще он поступил не по-товарищески. Он должен был поделиться с ребятами своими подозрениями. Но… тогда как же кортик? И о кортике рассказать? Конечно, они ребята надежные, не выдадут, и Генка не разболтает, когда будет все знать. Но рассказать о кортике?.. А если так: о Филине и о Никитском рассказать, а о кортике пока не говорить, а там видно будет… Может, и о кортике рассказать… ведь один он ничего не сделает.

Все же он проворчал:

- Когда у человека есть голова на плечах, то он должен сам мозгами шевелить… А то «не предупредили» его!

Генка почувствовал в его словах примирение и начал энергично оправдываться:

- Но ты пойми, Миша: откуда я мог знать? Разве я думал, что ты от нас что-нибудь скрываешь! Ведь я от тебя ничего не скрываю…

92