«Кортик»

- И вообще, - обиделся Слава, - поскольку у тебя есть от нас секреты, то и не о чем говорить…

- Ну ладно, - сказал Миша, - я вам расскажу, но имейте в виду, что это большая тайна. Эту тайну мне доверил не кто-нибудь. Мне ее доверил… - Он посмотрел на напряженные от любопытства лица ребят и медленно произнес: - Мне ее доверил Полевой. Вот кто мне ее доверил!

Зрачки у Генки расширились, взгляд его замер на Мише. Слава тоже смотрел на Мишу очень внимательно - он из рассказов Миши и Генки знал и о Полевом и о Никитском.

- Так вот, - продолжал Миша, - прежде всего дайте честное слово, что никогда, никому, ни за что вы этого дела не разболтаете.

- Даю честное слово благородного человека! - торжественно объявил Генка и ударил себя в грудь кулаком.

- Клянусь своей честью! - сказал Слава.

Миша встал, на цыпочках подошел к двери, тихонько открыл ее, осмотрел коридор, потом плотно прикрыл дверь, внимательным взглядом обвел комнату, заглянул под диван и, показав пальцем на дверь, ведущую в спальню, шепотом спросил:

- Там никого нет?

- Никого, - так же шепотом ответил Слава.

- Так вот знайте, - прошептал Миша и таинственно огляделся по сторонам, - знайте: у Никитского есть ближайший помощник в его шайке, и его фамилия… - Он сделал паузу, потом многозначительно произнес: - Филин! Вот!

Эффект получился самый ошеломляющий.

Генка сидел, крепко вцепившись в стул, наклонившись вперед, с открытым ртом и округлившимися глазами. Даже волосы его как-то по-особому приподнялись и торчали во все стороны, словно озадаченные только что услышанной новостью. Слава часто мигал, точно ему насыпали в глаза песок.

93