«Кортик»

- Знаем, знаем! - перебил его Миша. - «Золотой жук», читали. Здесь дело совсем другое. Смотрите… - Все наклонились к пластинке. - Видите? Тут только три вида знаков: точки, черточки и кружки. Если знак - это буква, то выходит, что здесь всего три буквы. Видите? Эти знаки написаны столбиками.

- Может быть, каждый столбик - это буква, - сказал Слава.

- И об этом я думал, - ответил Миша, - но здесь большинство столбиков с пятью знаками. Посчитайте! Ровно семьдесят столбиков, из них сорок с пятью знаками. Не может ведь одна буква повторяться сорок раз из семидесяти.

- Нечего философию разводить, - сказал Генка, - надо ножны искать. Тем более - Никитский здесь.

- Ну, - возразил Слава, - еще неизвестно: Никитский это или не Никитский. Ведь это, Миша, только твое предположение, правда?

- Все равно, - упорствовал Генка, - это Никитский. Ведь Филин здесь, а он с Никитским в одной шайке… Правда, Мишка?

Миша немного смутился, потом решительно тряхнул головой и сказал:

- Я еще не знаю, тот это Филин или не тот…

- Как - не знаешь? - остолбенели мальчики.

- Так… Мне Полевой назвал только фамилию - Филин, а тот это Филин или нет, еще надо установить. Мало ли Филиных! Но я почему-то думаю, что это тот.

- Да, - протянул Слава, - получается уравнение с двумя неизвестными.

- Это тот Филин, определенно, - рассердился Генка, - его по роже видно, что бандит.

97