«Кортик»

- Написал, написал… Давайте дальше. И чего вы вздумали старушек учить?

Агриппина Тихоновна пристально посмотрела на Генку:

- Как - чего? Ты это что, всерьез?

- Конечно, всерьез. Вот, - он ткнул пером в список, - пятьдесят четыре года. Для чего ей грамота?

- Вот ты какой, оказывается! - медленно проговорила Агриппина Тихоновна и сняла очки. - Вот какой!.. А я и не знала.

- Чего, чего вы? - смутился Генка.

- Вот оно что… - снова проговорила Агриппина Тихоновна, продолжая пристально смотреть на Генку. - Тебе, значит, одному грамота?

- Я не…

- Не перебивай! Так, значит, тебе одному грамота? А Семенова сорок лет на фабрике горбом ворочала, ей, значит, так темной бабой и помирать? И я, значит, тоже зря училась? Двух сыновей в гражданской схоронила, чтобы, значит, Генка учился, а я как была, так чтобы и осталась? И вот Асафьеву из подвала в квартиру переселили тоже, выходит, зря. Могла бы и в подвале помереть - шестьдесят ведь годов в нем прожила… Так, значит, по-твоему? А? Скажи.

- Тетя, - плачущим голосом закричал Генка, - вы меня не поняли! Я в шутку.

- Отлично поняла, - отрезала Агриппина Тихоновна, - отлично, сударь мой, поняла. И не думала, не гадала, Геннадий, что ты такой. Не думала, что ты такое представление имеешь о рабочем человеке.

- Тетя, - упавшим голосом прошептал Генка, не поднимая глаз от стола, - тетя! Я не подумавши сказал… Ну… Не подумал и сказал глупость…

- То-то, - наставительно проговорила Агриппина Тихоновна, - а нужно думать. Слово - не воробей: вылетит - не поймаешь… - Она тяжело поднялась со стула. - В другой раз думай…

114