«Кортик»

Генка стал под турником, поднял голову, вытянулся, присел, подпрыгнул и ухватился за турник. Потом, не сгибая колен, выбросил ноги вперед и начал раскачиваться.

Он раскачивался все быстрей, быстрей, быстрей - и вдруг… раз! Он сделал стойку. Два! - вторая стойка. Три! - третья стойка. Он описывал быстрые круги, и красный галстук летел вслед за ним. Потом опять раскачивание, все медленней и медленней, и Генка спрыгнул на землю.

- Подходяще, - сказал Коровин.

- Это называется «вертеть солнце», - объяснил Миша. - Этому можно научиться легко.

- Нам это ни к чему, - сказал беспризорник в кепке.

- Ничего не бывает «ни к чему», - вмешался Шурка Большой. - Все надо уметь и все надо знать, - наставительно добавил он.

- А, «кулак»! - хихикнул маленький беспризорник. - Здорово тебя кочергой огрели…

- Ну что же, - сказал Шура, - настоящий артист должен ко всему привыкать. Искусство требует жертв.

- Верно, - подтвердил беспризорник в кепке. - Лазаренко, того и гляди, шею сломает, а все прыгает.

- В цирке и вовсе под крышей кувыркаются и то не дрейфят, - подхватил беспризорник с веснушками.

Беседа завязалась. Разговором овладел Шурка Большой. Он уже собирался рассказать содержание новой кинокартины - «Комбриг Иванов», как вдруг неожиданное обстоятельство нарушило так удачно начатую беседу.

144