«Кортик»

Как и следовало ожидать, Слава еще не проснулся.

- Так и знал! - рассердился Миша. - Сколько можно спать?

Анатолий Рыбаков «Кортик» иллюстрация

- Ведь мы договорились, что ты за мной зайдешь, - оправдывался Слава, потягиваясь и протирая глаза.

- Нужно на себя надеяться. Одевайся быстрей!

Из спальни вышел Константин Алексеевич, Славин отец. Его большой живот спускался на ремешок, поддерживавший брюки. Низкий ворот вышитой рубашки открывал мощную грудь, заросшую рыжими волосами. И без того маленькие глазки теперь, со сна, казались совсем узенькими щелочками на полном, добродушном лице.

- Ну, пионеры, - зевая, произнес Константин Алексеевич, - в поход? - Он протянул Мише руку: - Здравствуйте! С утра подчиненных пробираете! Муштруйте их, муштруйте!

- Здравствуйте, - ответил Миша. - Мы просто так разговаривали.

Он всегда почему-то смущался, встречаясь с Константином Алексеевичем. Мише казалось, что тот в душе посмеивается над ним и вообще над ребятами. К тому же технический директор фабрики - «спец», как говорила Агриппина Тихоновна.

- Ну-ну, разговаривайте.

Шлепая туфлями, Константин Алексеевич вышел в кухню. Вскоре оттуда послышалось шипенье примуса.

«Чай затевают! - тоскливо подумал Миша. - Опоздаем мы из-за этого Славки!»

153