«Кортик»

- Мы решили, - сказал он, - соблюдать историческую правду. Нужно следовать действительности исторических событий. Ведь Врангель удрал из Крыма. Вот и мы скрылись. - Он помолчал, потом добавил: - А если, по-вашему, это неправильное толкование роли, то прошу впредь меня Врангелем не назначать.

- Почему же вы все-таки пришли?

Шура показал на Генку:

- Мой генерал-квартирмейстер опасно заболел.

«Генерал-квартирмейстер» действительно имел жалкий вид. Лицо его горело, как в лихорадке, глаза были красные. Он болезненно передергивался всем телом, как будто его кололи иглами.

- Что с тобой, Генка? - спросил Коля.

Генка молчал.

- Тяжелое повреждение кожных покровов, - ответил за него Шура.

Коля поднял Генкину рубашку, и все увидели, что спина у Генки покрыта большими волдырями.

- Мазался чем-нибудь? - спросил Коля.

- Ма… мазался, - пролепетал Генка.

- Чем?

- Оре… ореховым маслом.

- Покажи.

Болезненно морщась, Генка вытащил из кармана баночку и протянул ее Коле.

Коля понюхал, потом спросил:

- Где ты ее взял?

- Сам… сам сделал… по рецепту.

- По какому рецепту?

- Борька-Жила дал.

- Это смесь цинковой мази с сапожным кремом, - сказал Коля. - Эх ты, провизор…

Несчастного Генку смазали вазелином и уложили в палатку.

159