«Кортик»

Глава 60

Урок рисования

- Новое дело! - негодовал Генка, спускаясь по лестнице. - Мы достали ножны, провели серьезные исследования, из библиотеки не вылезали, всё выяснили, а теперь, когда остается только клад взять, он у нас ножны забрал!

- Он прав, - сказал Слава, - мы можем все дело испортить.

- До сих пор не портили, - проворчал Генка.

- Мешать мы ему, конечно, не должны, - сказал Миша, - но почему нам не узнать про Терентьева? Этим мы никому не помешаем.

Ребята пришли в класс рисования. Вместо парт здесь табуреты и мольберты. На стенах висят работы лучших художников школы - в большинстве эскизы декораций школьных постановок. Под картинами, на полочках, - «мертвая натура»: статуэтки греческих богов, животных, фрукты из папье-маше. Сегодня рисуют статую «классической лошади».

На уроке рисования весело. Можно сидеть в любой позе, вставать, разговаривать. Преподаватель рисования Борис Федорович Романенко - ребята называют его «Барфед», - среднего роста, плотный, добродушный пожилой украинец с длинными казацкими усами, расхаживал между мольбертами и поправлял работы.

Миша подсел к Леле Подволоцкой.

- Леля, - сказал он, - у меня к тебе есть вопрос.

- Какой? - спросила Леля, водя глазами от рисунка к натуре.

- Скажи, Подволоцкий, адмирал, профессор Морской академии, - твой дедушка?

- Да. А что? - Леля оторвала глаза от рисунка и с удивлением посмотрела на Мишу.

Миша замялся:

- Видишь ли, у него в академии учился один мой дальний родственник, потом он пропал без вести. Так вот, не знает ли твой дедушка о его судьбе?

192