«Кортик»

В коридоре раздались шаги. Дверь открылась, и в класс вошел Борис Федорович.

После паузы, вызванной приходом Бориса Федоровича, Алексей Иваныч продолжал:

- Рассказываю я вам все это вот зачем. Великий художник, великий ученый, великий писатель - это звучит очень гордо. Но есть в культуре и незаметная, будничная, но главная работа, и во многом ее делает учитель. Он несет культуру в самую гущу народа. Он бросает первое зерно на ниву таланта, чтобы потом на ней выросли чудесные, прекрасные цветы. И если кто-нибудь из вас станет большим и знаменитым человеком, пусть он, увидя скромного сельского учителя, с почтением снимет перед ним шляпу, помня, что этот маленький и незаметный труженик воспитывает и формирует самое лучшее, самое прекрасное творение природы - Человека.

Алексей Иваныч замолчал. В классе стояла все та же напряженная тишина.

- Вот о чем я хотел с вами поговорить… - сказал Алексей Иваныч. - А теперь, - он повернулся к Борису Федоровичу, - прошу продолжать урок.

Он вышел из класса.

Генка стоял у своего мольберта и смотрел на Бориса Федоровича.

- Ты чего встал? - спросил Борис Федорович.

- Борис Федорович, - сказал Генка, - извините меня, я вас очень прошу. Это я подсказал Китову, извините меня.

- Ладно, - просто сказал Борис Федорович, - рисуй. - Потом посмотрел на Китова и добавил: - Значит, и киты на удочку попадаются.

И, усмехаясь в усы, Борис Федорович пошел по классу, рассматривая приколотые к мольбертам рисунки «классической лошади».

197