«Кортик»

- Вы не знаете, где они теперь? - спросил Миша.

- Не знаю, не знаю. - Старушка отрицательно покачала головой. - Вся их семья странная, загадочная. Какие-то тайны, предания, кошмары…

- Возможно, вы знаете их прежний адрес?

- В Петербурге жили, а адрес не помню.

- Адрес можно узнать, - сказала вдруг тетя Соня. Она стояла у самой двери с ведром в руках. - На его письмах к папе есть обратный адрес. Но разве в таком хаосе что-нибудь найдешь!

- Я вас очень прошу, - сказал Миша, переводя умоляющий взгляд с бабушки на тетю Соню и с тети Сони на бабушку. - Знаете, родственник, пропал без вести… - Он вскочил со стула. - Только скажите, что надо сделать. Я вас очень прошу.

- Найди ему, Соня, найди, - благосклонно проговорила бабушка, снова принимаясь за карты.

Анатолий Рыбаков «Кортик» иллюстрация

Тетя Соня колебалась, но представившаяся возможность отложить выливание помоев взяла, видимо, верх. Она поставила ведро обратно в лужу и начала указывать Мише, что надо делать. Он передвинул шкаф, комод, влез на рояль, вытащил ящик, за ним корзину. Тетя Соня нагнулась над корзиной и вытащила из груды бумаг пакет, на котором потускневшими от времени буквами было написано: «От В. В. Терентьева».

- Большое спасибо, - сказал Миша, задвигая обратно корзину и надевая шапку, - большое спасибо!

- Пожалуйста, молодой человек, пожалуйста, - сказала бабушка, не отрывая глаз от карт. - Заходите к нам. До свиданья.

Сжимая в кармане пакет с письмами, Миша выскочил на улицу, к дожидавшимся его ребятам.

202