«Кортик»

«Уважаемый Петр Николаевич, - писал в ней Терентьев, - пишу с вокзала. До поезда тридцать минут, и я, к сожалению, лишен возможности лично засвидетельствовать Вам свое почтение. Задержался в Пушкине, а к месту назначения должен явиться не позднее 15-го сего месяца. Какова бы ни была моя судьба, остаюсь искренне преданный Вам В. Терентьев».

- Дело в шляпе, - сказал Генка, - нужно ехать в Питер.

- В открытке упоминается еще Пушкино, - заметил Миша.

- Чего тут думать, когда у нас точный адрес есть, - возразил Генка. - Нужно ехать.

- Письма написаны восемь лет назад, - сказал Слава. - Может быть, там никто из Терентьевых не живет.

- Запросим сначала адресный стол, - решил Миша.

Мальчики тут же сочинили письмо, вложили его в конверт, но марки у них не оказалось, и они решили отправить письмо завтра утром.

Мальчики сидели у Славы. Алла Сергеевна, как обычно, была в театре, Константин Алексеевич еще не пришел с работы.

- Да, - мечтательно произнес Генка, поглядывая на лежащий на столе зеленый конверт, - да… Теперь уж клад от нас не уйдет.

- Ты все о кладе мечтаешь, - засмеялся Слава.

- А что? - Генка упрямо тряхнул головой. - Я все точно узнал. В те времена все боялись Бирона и прятали от него сокровища. Это я точно узнал.

- Что ты еще узнал? - насмешливо спросил Миша.

- Еще я узнал, - невозмутимо продолжал Генка, - что тому, кто найдет клад, принадлежит двадцать пять процентов. Так что нужно свою долю сразу забрать, а то будешь за ней целый год ходить, - добавил он деловито.

Мальчики засмеялись, потом Слава посмотрел на друзей и сказал:

- Конечно, я ни в какой клад не верю. Но допустим, там действительно сокровища. Нам достанется какая-то их часть. Что мы будем с ней делать?

- Я уж давно решил! - воскликнул Генка.

204