«Кортик»

- Отец прислал, - сказала Агриппина Тихоновна. - Я говорю: тебе, Геннадий, этих продуктов на месяц хватит, а он и слушать не хочет - давай на стол, и дело с концом. Весь в отца! - добавила она не то с осуждением, не то с восхищением.

- Даже конфеты прислал, - сказал Миша.

- Нет, - сказала Агриппина Тихоновна, - монпансье Геннадий сам купил: коньки-то он продал…

- Тетя! - закричал Генка. - Ведь я вас просил!..

- Чего уж там… - отмахнулась Агриппина Тихоновна. - Оно и лучше: валенок не напасешься.

- Если бы я знал, что ты ради фасона продал коньки, - сказал Миша, - то я бы к тебе в гости не пришел.

- Я и без коньков проживу, - мотнул головой Генка. - Подумаешь, «снегурочки»! Поступлю в фабзавуч - «норвежки» куплю. Ты ведь тоже свою коллекцию марок продал. А? Зачем?

- Нужно было, - уклончиво ответил Миша.

- Я знаю, - сказал Генка, - ты на кожаную куртку копишь. Хочешь на настоящего комсомольца походить.

- Может быть, - неопределенно ответил Миша. - Славка свои шахматы тоже продал.

- Да? - удивился Генка. - Костяные шахматы? Зачем?

- Надо было, - тоже уклончиво ответил Слава.

Раздалось три звонка.

- К нам, - сказала Агриппина Тихоновна и пошла открывать.

В комнату вошел Миша Коровин, одетый в форменное пальто и фуражку трудколониста. Он поздоровался с ребятами, разделся, вынул из кармана пачку папирос «Бокс» и закурил.

- Как дела? - спросил его Миша.

- Движутся помаленьку. Вчера на четвертый разряд сдал.

- Сколько ты теперь будешь получать?

214