«Кортик»

- Ах да, - спохватился Миша, - чуть не забыл!

Он открыл свою сумку и вытащил оттуда пакет. Он с таким серьезным видом разворачивал его, что все молчали и напряженно следили за его руками. Миша разворачивал пакет медленно, не торопясь, и взволнованное молчание присутствующих, казалось, не доходило до него.

Когда остался один, последний лист и уже ясно обрисовывались контуры какого-то длинного предмета, Миша остановился и оглядел всех. Генка подался вперед. Миша развернул лист… В его руках блеснуло стальное лезвие конька… «Норвежка»!

Генка осторожно взял в руки конек. Сначала он молча его разглядывал, потом провел ногтем по лезвию, приложил к уху, щелкнул и наконец проговорил:

- Здорово… А где второй?

Миша развел руками:

- Только один… второго не достал.

У Генки вытянулось лицо.

- Ничего, - вздохнул Миша, - поездишь пока на одном, а там видно будет.

У Генки было такое жалкое выражение лица, что даже Зина и та не рассмеялась. А уж как смешно было представить себе Генку бегающим по катку на одном коньке!

Генка положил конек на табурет, глубоко вздохнул и упавшим голосом произнес:

- Ну что ж, прошу к столу.

- Погоди, - остановил его Слава, - у меня ведь тоже подарок есть. - Он засунул руку в портфель, долго шарил там и… вытащил второй конек.

- Разыграли! - взвизгнул Генка, потом замолчал, внимательно посмотрел на друзей и медленно произнес: - Значит… коллекция, шахматы, кожаная куртка…

- Ладно, - перебил его Миша, - обойдем для ясности.

216