«Кортик»

Глава 68

Пушкино

Наконец пришел ответ из Петрограда.

«Здравствуйте, ребята! Ваше письмо попало ко мне. По карточкам Терентьевых много, но всё не те. Бывшая домовладелица Васильева, которую я специально посетила, сказала, что Терентьев с женой действительно проживали у нее до войны, а мамаша жила где-то под Москвой. Вот все, что я могла узнать. Насчет бюрократизма вы не правы. В Петрограде проживает несколько тысяч Терентьевых, и без точных данных адрес дать невозможно. С комсомольским приветом Куприянова».

- Вот, - сказал Миша. - Учитесь, как пользоваться достижениями науки и техники.

- Какая же тут техника? - спросил Генка.

- Почтовая связь разве не техника? Вот так действуют рассудительные люди, а безрассудные летят неизвестно куда…

Генка в ответ съязвил:

- Тебя она тоже здорово поддела с бюрократизмом. Здорово поддела…

- Ничего не здорово, - сказал Миша, - но не в этом дело. В воскресенье поедем в Пушкино и с собой возьмем лыжи.

- Зачем лыжи? - удивился Слава.

- Для конспирации.

…В ближайшее воскресенье друзья сошли на станции Пушкино. В руках у каждого были лыжи и палки.

Вдоль высокой деревянной платформы с покосившимся павильоном тянулись занесенные снегом ларьки. За ларьками во все стороны расходились широкие улицы в черной кайме палисадников. Они замыкали квадраты дачных участков, где протоптанные в снегу дорожки вели к деревянным домикам с застекленными верандами. Только голубые дымки над трубами оживляли пустынный поселок.

- По одной стороне туда, по другой - обратно, - сказал Миша. - Главное - не пропустить ни одной таблички.

- Целый год проищем, - сказал Слава. - Лучше в сельсовете спросить.

- Нельзя, - возразил Миша, - поселок маленький, это вызовет подозрения.

- Кого нам бояться! - сказал Генка. - Старушка сама обрадуется, когда мы клад найдем.

- Ты ее в глаза не видел, а рассуждаешь, - сказал Миша. - Поехали.

Они проискали целый день, но дома Терентьевой не нашли.

217