«Кортик»

- Ого! - Свиридов поднял брови. - Поздравляю молодых комсомольцев.

Мальчики сокрушенно вздохнули.

- Что вы? - спросил Свиридов и внимательно посмотрел на них. - Что случилось?

- Провалились, - глядя в сторону, сказал Миша.

- Провалились? - удивился Свиридов. - На чем?

- На вопросе о кандидатском стаже.

- Это я виноват, - угрюмо произнес Генка.

- А на остальные вопросы как вы ответили?

- Как будто правильно.

- Что ж вы горюете? - рассмеялся Свиридов. - Из-за одного неправильного ответа вам не откажут. Кто хочет и достоин быть комсомольцем, тот им будет. Так что не огорчайтесь… А теперь, ребята, приступим к делу. Слушайте меня внимательно. Никитский упорно именует себя Сергеем Ивановичем Никольским. При этом он ссылается на ряд свидетелей, в том числе и на Филина. - Свиридов усмехнулся. - Хотя после пропажи ножен они все передрались: Филин сваливает на филателиста, филателист - на Филина. Между прочим, - он внимательно посмотрел на ребят, - свой склад они заблаговременно ликвидировали: видимо, их кто-то спугнул.

Мальчики покраснели и молча уставились в пол.

- Да, - едва заметно улыбнувшись, повторил Свиридов, - кто-то их спугнул. А сейчас будет очная ставка между каждым из вас и Никитским. Вы должны рассказать все, что знаете. На все вопросы отвечайте честно, так, как оно есть на самом деле, ничего не выдумывая. Теперь идите в соседнюю комнату и ждите. Когда надо будет, вас вызовут. Да, еще… - Свиридов вынул из ящика кортик и протянул его Мише: - Когда я спрошу, из-за чего Никитский убил Терентьева, то ты, Поляков, предъявишь кортик.

229