«Кортик»

Глава 72

Очная ставка

Сначала вызвали Славу, за ним Генку и наконец Мишу.

Когда Миша вошел в комнату, за столом, кроме Свиридова, сидел еще один пожилой человек, в флотской форме, с трубкой во рту. Генка и Слава чинно сидели у стены, держа на коленях свои шапки.

У дверей, с винтовкой в руках, стоял часовой. В середине комнаты, против стола Свиридова, сидел на стуле Никитский.

Одетый в защитный френч, синие галифе и сапоги, он сидел в небрежной позе, положив ногу на ногу. Его черные волосы были аккуратно зачесаны назад.

Блестящие солнечные блики двигались по комнате.

Когда Миша вошел, Никитский бросил на него быстрый колючий взгляд. Но здесь был не Ревск и не будка обходчика. Миша смотрел прямо на Никитского. Он смотрел на Никитского и видел Полевого, избитого и окровавленного, разобранные рельсы и зеленое поле, по которому бегали кони, потерявшие всадников.

- Вы знаете этого человека? - спросил Свиридов и указал на Никитского.

- Знаю.

- Кто он такой?

- Никитский Валерий Сигизмундович, - твердо ответил Миша, продолжая смотреть на Никитского.

Никитский сидел не шевелясь.

- Расскажите подробно, откуда вы его знаете, - сказал Свиридов.

Миша рассказал о налете на Ревск, о нападении на эшелон, о складе Филина.

- Что вы на это скажете, гражданин Никитский? - спросил Свиридов.

230