«Кортик»

- Я уже сказал, - спокойно ответил Никитский, - у вас есть более авторитетные показания, нежели измышления этого ребенка.

- Вы продолжаете утверждать, что вы Сергей Иванович Никольский?

- Да.

- И вы проживали в доме Марии Гавриловны Терентьевой как бывший подчиненный ее сына, Владимира Владимировича Терентьева?

- Да. Она может это подтвердить.

- Вы продолжаете утверждать, что Владимир Владимирович Терентьев погиб при взрыве линкора?

- Да. Это всем известно. Я пытался его спасти, но безуспешно. Меня самого подобрал катер.

- Значит, вы пытались его спасти?

- Да.

- Хорошо… Теперь вы, Поляков, скажите… - Свиридов помедлил и, не отрывая пристального взгляда от Никитского, спросил: - Не знаете ли вы, кто застрелил Терентьева?

- Он! - решительно ответил Миша и показал на Никитского.

Никитский сидел по-прежнему не шевелясь.

- Мне Полевой рассказывал, он сам видел.

- Что вы на это скажете? - обратился Свиридов к Никитскому.

Никитский криво усмехнулся:

- Это такая нелепость… И после этого живу в доме его матери! Если вы склонны верить таким бредням…

- Поляков! Какие у вас есть доказательства?

Миша вынул кортик и положил его перед Свиридовым. Никитский не отрываясь смотрел на кортик.

Свиридов вынул из ножен клинок, выдернул рукоятку и вытянул пластинку. Потом не торопясь снова собрал кортик. Никитский неотступно следил за его руками.

- Ну-с, гражданин Никитский, знаком вам этот предмет?

231