«Кортик»

Никитский тяжело откинулся на спинку стула:

- Я впервые его вижу.

- Продолжаете упорствовать, - спокойно сказал Свиридов и положил кортик под бумаги. - Пойдем дальше… Введите свидетельницу Марию Гавриловну Терентьеву, - приказал он часовому.

В комнату медленно вошла высокая пожилая женщина в черном пальто и черном платке, из-под которого выбивались седые волосы.

- Пожалуйста, садитесь. - Свиридов указал на стул.

Она села на стул и устало закрыла глаза.

- Гражданка Терентьева, назовите имя этого человека, - сказал Свиридов.

- Сергей Иванович Никольский, - не поднимая глаз, тихо произнесла Терентьева.

- Где, когда и при каких обстоятельствах вы с ним познакомились?

- Во время войны он приезжал ко мне с письмом от сына.

- Как звали вашего сына?

- Владимир Владимирович.

- Где он?

- Погиб.

- Когда?

- Седьмого октября тысяча девятьсот шестнадцатого года при взрыве линкора «Императрица Мария».

- Вы уверены, что он погиб именно при взрыве?

- Конечно, - она подняла глаза и с недоумением посмотрела на Свиридова, - конечно. Я получила извещение.

- Вам прислали его вещи?

- Нет. Разве их могли прислать? Кто мог спасти его вещи?

- Значит, все вещи вашего сына пропали?

- Я думаю.

- Подойдите к столу.

Терентьева тяжело поднялась и медленно подошла к столу.

232