«Кортик»

Свиридов вынул из-под бумаг кортик и протянул его Терентьевой.

- Вы узнаете кортик вашего сына? - жестко спросил он.

- Да… - произнесла Терентьева, разглядывая кортик. - Да… - Она растерянно посмотрела на Никитского, он сидел не шевелясь. - Да… это наш… это его кортик… Владимира…

- Вас не удивляет, что все вещи вашего сына погибли, а кортик остался цел?

Терентьева ничего не отвечала. Пальцы ее дрожали на краю стола.

- Вы молчите, - сказал Свиридов. - Тогда ответьте мне… я вас спрашиваю в последний раз: кто этот человек? - Он указал на Никитского.

- Никольский, - едва слышно произнесла Терентьева.

- Так вот, - Свиридов встал и протянул руку по направлению к Никитскому, - он убийца вашего сына!

Терентьева покачнулась, дрожащие ее пальцы впились в край стола.

- Что… - задыхаясь, прошептала она, - что вы сказали?

Не глядя на нее, Свиридов сухим, официальным голосом прочитал:

- «Седьмого октября тысяча девятьсот шестнадцатого года лейтенант Никитский выстрелом из пистолета убил капитана второго ранга Терентьева Владимира Владимировича… Целью убийства было похищение кортика».

В комнате стало совсем тихо. Часовой переступил с ноги на ногу, приклад винтовки чуть слышно стукнул о ковер. Никитский сидел не шевелясь, устремив взгляд на носок своего сапога. Терентьева стояла неподвижно. Она смотрела на Никитского, и ее длинные, сухие пальцы сжимали краешек стола.

- Валерий… - прошептала она, - Валерий…

Ее помертвевшее лицо белым пятном разрезало синеву комнаты. Свиридов и моряк бросились ее поднимать.

233