«Кортик»

Глава 74

Вступление

Машина мчалась по Ярославскому шоссе в направлении Москвы. На заднем сиденье развалились Миша, Генка и Слава. Свиридов и моряк остались у Терентьевой, а ребят отправили, потому что они торопились в школу на торжественное заседание, посвященное пятилетию Красной Армии.

Генка откинулся на мягкую спинку и сказал:

- Люблю на легковых машинах ездить!

- Привычка, - заметил Миша.

- Все ж таки он вредный старикашка, - снова сказал Генка.

- Кто?

- Поликарп Терентьев.

- Почему?

- Не мог в тайник немного наличными подбросить…

- Вот-вот, - засмеялся Миша, - ты еще о нитках поговори…

- При чем тут нитки! Думаешь, я тогда не знал, что у них в складе оружие? Отлично знал. Только я нарочно о нитках говорил… для конспирации. Честное слово, для конспирации. А про Никитского я сразу понял, что это шпион. Вот увидите: в конце концов он признается, что взорвал «Императрицу Марию».

- А здорово, - сказал Миша, - Никитский еще в Пушкине прятался, а Свиридов уже все знал, так что все равно бы он на границе попался.

- Миша, - сказал Слава, - а письмо?

- Ах да! - спохватился Миша.

Он вынул из кармана письмо, которое только что вручил им Свиридов. На конверте крупным, четким почерком было написано: «Михаилу Полякову и Геннадию Петрову. Лично».

238