«Страх»

Так рисовал себе свою блестящую будущность Федя, нисколько не смущаясь тем, что перед ним человек, который остается в ссылке и не знает, что его ждет после ссылки. В Феде была твердая убежденность в справедливости устройства мира. Так, значит, положено: одни идут наверх, другие - вниз, третьи остаются на своих местах, каждый должен довольствоваться тем, что ему определено. А если каждый будет лезть в начальники, то произойдет полный беспорядок. Порядок тогда, значит, когда начальники сами определяют каждому его место.

Поражало в Феде еще и другое. Саша раньше встречался с сельскими комсомольскими активистами, никто из них не думал о карьере, о личных выгодах, были преданы общему делу, интересы партии были для них единственными. Для Феди же единственными были интересы собственные, он искренне считал это само собой разумеющимся. Откуда такое? Неразвитость, малограмотность или признаки чего-то нового, новый тип активиста, черты которого Саша уже видел в Лозгачеве и Шароке, они казались ему тогда единичными, а они, оказывается, приобрели массовый характер, создается новый общественный тип.

Но кроме Феди здесь не с кем было общаться, и Саша принимал его таким, каков он есть.

Сидели они обычно в кладовке, выпивали. Иногда Федя брал гармонь и, подыгрывая себе, пел:


В одном прекрасном месте,

На берегу реки,

Стоял красивый домик,

В нем жили рыбаки.


Там жил рыбак с женою

Рыбачьим трудом,

У них было три сына -

Красавцы - хоть куда.


Один любил крестьянку,

Другой - партийную,

А третий - молодую

Охотника жену.


В этом месте Федя замолкал, делал таинственное лицо, подмигивал Саше…


Охотник в лес собрался

За белкою идти,

С цыганкой повстречался,

Умела ворожить.


Раскинула все карты,

Боялась говорить:

Твоя жена не верна -

Король бубен лежит.

А тут ей - и могилка,

Шестерка говорит.


Охотник разволнован,

Цыганке уплатил.

А сам скорей на лошадь

И к дому поспешил.


Он к дому подъезжает

И видит: у крыльца

Жена его в объятьях,

Целует рыбака.


Он снял с себя винтовку

И стрелял в рыбака.

Рыбак упал на землю

И кровью залился.

105

Система Orphus

«Страх»