«Страх»

Он опять отращивал бороду - для кого и к чему тут бриться? Несмотря на морозы, январь здесь хлящий, ходил на лыжах, пытался охотиться, хотя и безрезультатно.

Однажды ему встретились лыжники в красноармейских шлемах. Саша сошел с лыжни, уступая дорогу: он один, а их пятеро. Они тоже остановились.

- Здорово, отец!

Отцом они его назвали, наверно, из-за бороды.

- Здравствуйте, - Саша с интересом разглядывал красноармейцев. Красноармейцев Саша здесь никогда не видывал. Здоровые, молодые, краснощекие ребята с заиндевевшими бровями и ресницами, в шерстяных свитерах, ватных брюках, телогрейках с меховым воротником, валенках, обшитых снизу кожей и войлоком, меховых рукавицах, в утепленных шлемах с подшлемниками. За каждым короткие ручные нарты.

- Это какая деревня? - спросил первый красноармеец.

- Мозгова.

- Так, точно, Мозгова. Сколько до Кежмы?

- Двенадцать километров.

- Верно, - подтвердил лыжник, - так и должно быть.

- Вы откуда? - спросил Саша.

- Из Нижнеангарска. Про лыжный пробег Байкал - Баренцево море слышал?

- Нет.

- Газеты надо читать, отец, ты грамотный?

- Грамотный, - улыбнулся Саша.

- Грамотный, вот и почитай.

- Почитаю. Что у вас в нартах?

- Мешки спальные, имущество походное. Маршрут четыре тысячи километров.

Саша покачал головой.

- Много.

Лыжники стояли, опершись на палки, отдыхали.

- И давно идете?

- Месяц идем, Байкальский хребет подвел. Знаешь Байкальский хребет?

- Знаю.

Лыжник причмокнул губами.

- Крепкий орешек! Склоны крутые, кустарник непролазный, ветер ураганный, морозы, сам видишь, лютые. Взбирались по отрогам с лыжами в руках. А когда перебрались - тайга, лыжни нет, по целине шли, лыжню прокладывали…

- Досталось вам, - посочувствовал Саша.

- Не то слово! Главное - из графика выбились, опаздываем. В Кежме нас уже пять дней ждут. База наша там.

109

Система Orphus

«Страх»