«Страх»

- А из Кежмы куда?

- Из Кежмы, - охотно ответил лыжник, давно, видно, не разговаривал с посторонним человеком, - из Кежмы пойдем на Подкаменную Тунгуску…

Он выпрямился.

- Ладно, отец, заговорились с тобой…

И обернулся к попутчикам.

- Пошли, что ли?

- Пошли.

- Двенадцать километров рванем, а уж там в баньке попаримся, отдохнем, отоспимся.

Он поднял палку, показал на свой отряд.

- Запомни, отец! Исторический момент. Своими глазами видел великий северный марафон. Марафон, знаешь, что такое?

- Знаю, - снова улыбнулся Саша.

- Ты, отец, видать, образованный. Охотник, что ли?

- Охотник. А как я вас запомню, как вас зовут?

Старший ткнул себя в грудь варежкой.

- Я Егоров Евгений, а эти, - он показал на своих товарищей, - Попов Иван, Куликов Андрей, Бражников Константин, Шевченко Александр. Запомнишь?

- Запомню. Обязательно.

- Ну вот. И детям своим расскажи, и внукам: видел, мол, героев великого северного марафона. Ну, бывай, папаша!

И они пошли вперед, к Кежме неспешным, уверенным, отработанным шагом опытных лыжников. Саша с завистью и грустью смотрел им вслед: свободные люди, идут от Байкала до Баренцева моря. В его юности к рекордсменству относились плохо: спорт не для чемпионов, а для масс, для их физического воспитания. И все же хорошо, когда люди так испытывают свои силы, свои возможности, свою волю и характер. И как счастливы они, не зная, что такое ссылка, что такое неволя.

Уже летом, в майском номере газеты, он прочитал, что пятерка отважных лыжников после 151 дня пробега финишировала в Мурманске 30 апреля 1936 года в 18 часов.

А тогда, после встречи с лыжниками, Саша ждал ответа на свое письмо Сталину.

Однако минули февраль, март, апрель, а ответ так и не пришел.

110

Система Orphus

«Страх»