«Страх»

Почва уходила из-под ног. Если он не встретится с ним до вызова к Альтману, все пропало.

- Юра! С тобой говорит твой старый товарищ. Пойми! Если бы это не было для меня так важно, я бы не стал тебя беспокоить. Хочешь, я зайду к тебе?

- Я скоро ухожу. Мать уже обед поставила греть.

- Юра, давай пообедаем у меня. У Фени телячья грудинка с грибами, пирожки к бульону, - голос у него был умоляющий…

Шарок помолчал, потом сказал:

- Перезвоню через десять минут. Скажу, смогу прийти или нет.

Через десять минут он позвонил:

- Уговорил, иду. Но учти, рассиживаться у меня нет времени, пообедаем по-быстрому.

Шарок был рад встрече, улыбаясь, хлопнул Вадима по плечу.

- Толстеешь, Вадим, грудинка, пирожки, не следишь за фигурой.

- Некогда следить, дорогой мой.

- Конечно, всех на карандаш, на мушку берешь, долбаешь всех подряд… Ну, так что у тебя случилось?

Они прошли в столовую. Феня внесла супницу, налила в тарелки бульон, поставила блюдо с пирожками.

Вадим дождался, пока она выйдет.

- Ничего особенного. Наверно, я напрасно тебя беспокою. Но, понимаешь, я никогда не попадал в такие ситуации. Хорошо знаю, что все это ерунда, ничем мне не грозит, но неприятно.

Шарок рассмеялся.

- Нас, юристов, учили отсекать первую страницу приготовленной речи и сразу начинать со второй.

- Юра, - сказал Вадим, - меня вызывали на Лубянку…

Лицо Шарока напряглось. Не нахмурился, не насупился, а именно напрягся. Губы сжались в полоску, взгляд затвердел.

- Вызывал какой-то Альтман, я не разобрал его чин, в чинах я мало понимаю, ужасный такой тип, формальный, сухой, бездушный, я совершенно обалдел, видимо, наделал глупостей. У меня было только одно желание - поскорее выбраться оттуда.

Голос у него дрогнул, неужели Юрка ему не посочувствует?

Но у того лицо оставалось по-прежнему напряженным, он молчал и смотрел мимо Вадима.

Заглянула Феня.

- Телятину подавать?

- Давай, - буркнул Вадим и подождал, пока она прикроет дверь. - Собственно, ничего особенного, он спрашивал про знакомых иностранцев. Я назвал всех, кого знал, он записал, я подписал, и он меня отпустил. Но сказал, что вызовет еще. И я не понимаю зачем. Что ему от меня нужно? С иностранцами я никаких дел не имел, никаких разговоров не вея, ты меня знаешь… Ну, а то, что Вика уехала во Францию, при чем здесь я?

136

Система Orphus

«Страх»