«Страх»

- Ни я, ни Лев Борисович не имели никакого отношения к убийству Кирова… Вы это прекрасно знаете…

Он поднял голову и посмотрел Сталину в глаза. Но Сталин не отвел взгляда.

- Однако…

Зиновьев опустил голову…

- Однако от нас потребовали, чтобы мы приняли… приняли на себя моральную ответственность за это убийство… Нам передали ваши слова… ваши слова о том, что наше признание необходимо партии…

Зиновьев перевел дыхание.

- Мы пожертвовали своей честью и пошли на это… Но нас обманули и посадили в тюрьму.

Он снова перевел дыхание.

- Чего же вы хотите теперь? Теперь вы хотите, чтобы мы снова вышли на суд, где нас, бывших членов ленинского Политбюро, бывших личных друзей Владимира Ильича Ленина, изобразят как бандитов и убийц. Ведь это опозорит не только нас, но и партию, партию, которой… которой… худо ли, хорошо ли… но мы отдали всю жизнь…

Он заплакал. Молчанов налил ему воды. Не обращая внимания на слезы Зиновьева, Сталин сказал:

- ЦК не раз предупреждал, что ваша с Каменевым позиция, ваше с Каменевым поведение до добра не доведут. Так и получилось… Мы вам опять говорим: подчинитесь партии и тогда вам будет сохранена жизнь. Опять не хотите. Ну что ж, пеняйте на себя.

- Нас много раз обманывали, - сказал Каменев, - где гарантия, что нас не обманывают и сейчас?

- Вы требуете гарантии? - Сталин с деланным удивлением посмотрел на Ворошилова. - Они требуют гарантии! Гарантия Политбюро для них, оказывается, недостаточна! Они забыли, что в нашей стране нет более высокой гарантии! - Сталин снова посмотрел на Ворошилова, потом на Ежова.

- Ваше мнение, товарищи? Мне кажется, что этот разговор - пустая трата времени.

Ежов пожал плечами, мол, все ясно.

- Они вздумали сами диктовать нам свои условия, - с возмущением сказал Ворошилов. - Они не понимают или делают вид, что не понимают; товарищ Сталин хочет сохранить им жизнь. Не дорожат своей жизнью - не надо! К чертовой матери!

187

Система Orphus

«Страх»