«Страх»

- Что за анекдот? - Альтман откинулся назад, приготовился слушать и в первый раз открыто посмотрел на Вадима.

Вадим рассказал и сам анекдот, и от кого его слышал, и кому передал. Добавил, что не придавал значения анекдоту, он был рассказан в присутствии члена парткома, и тот никак не реагировал на него, даже посмеялся. И он, Вадим, пересказал его своему парикмахеру, Сергею Алексеевичу, когда сидишь в кресле, всегда о чем-то болтаешь, тем более он знает парикмахера с детства, человек вне политики, все его отношение к политике заключено в пяти шуточных словах: «Без Льва Давидовича не обошлось».

Именно такую версию избрал Вадим здесь, в кабинете, версия спокойная, сдержанная и, как ему казалось, убедительная.

Некоторое время Альтман молчал. Самым зловещим было именно его молчание - таким образом давал почувствовать Вадиму свое недоверие.

Потом Альтман взял лист бумаги и сказал:

- Повторите, кто вам рассказал анекдот?

Вадим повторил.

- Когда это было?

Вадим назвал месяц, числа он не помнил.

- Кому вы рассказали?

И тут выяснилось, что Вадим не знает фамилии Сергея Алексеевича. Альтман записал на бумажке имя-отчество и адрес парикмахерской.

- Какие анекдоты вы еще рассказывали и кому?

Вадим пожал плечами.

- Я? Анекдоты? Никому я их не рассказывал.

- Вы хотите меня убедить, что в своей жизни не знали ни одного анекдота, кроме этого? В этом вы хотите меня убедить?

- Нет, я, конечно, в своей жизни слышал разные анекдоты, но я их никому не рассказывал.

- Что же вы слышали?

- Не помню. Во всяком случае, не политические.

- А какие?

- Просто бытовые…

- Марасевич! Вы хотите мне доказать, что я дурачок? Я не дурачок, и не считайте меня дурачком…

Он опять палачески прищурился и злобно сказал, не сказал даже, прошипел:

- Тут вообще дураков нет.

Он вдруг показался Вадиму ненормальным. И ему стало еще страшней - от сумасшедшего всего можно ожидать.

- Но я не могу припомнить, - пробормотал Вадим…

- Не можете припомнить, - с ненавистью глядя на Вадима, произнес Альтман, - а кто будет за вас вспоминать? Я? Тогда садитесь на мое место, а я сяду на ваше. - Он встал. - Ну, садитесь, садитесь, - показал рукой, - проходи, садись!

194

Система Orphus

«Страх»