«Страх»

Это положительные уроки процесса. Но есть и отрицательные. Главный отрицательный результат - неточность в мелочах, которая позволила проходимцу Троцкому организовать в буржуазной прессе кампанию опровержения. Накладка с Гольцманом возмутительна. Ровно через неделю после расстрела подсудимых официальный орган датского правительства газета «Социалдемократен» опубликовала сообщение: гостиница «Бристоль», где, как показал Гольцман, они встретились с Седовым, была снесена еще в 1917 году и другой гостиницы «Бристоль» в Копенгагене нет. Это большая накладка. Это подстроено Ягодой, чтобы опорочить процесс. Почему выбрана несуществующая гостиница, зачем вообще придумана гостиница? Гольцман мог сказать, что они встретились на вокзале. Так ясно, так просто. Нет, придумали несуществующую гостиницу. Таких накладок больше не должно быть. Но и Ягоде больше не быть.

 

Ягода сидел перед Сталиным, оправдывался в накладке с «Бристолем»: кто-то из сотрудников перепутал списки гостиниц в Осло и Копенгагене, «Бристоль» имеется в Осло. Этот сотрудник строго наказан.

- Как наказан? - спросил Сталин.

- Понижен в звании, переведен на работу в Управление лагерей.

Сталин тяжело посмотрел на него.

- Это акт вредительский, преднамеренный, рассчитанный на дискредитацию процесса. Виновного следует предать суду Военного трибунала. И тех, кто толкнул его на этот шаг, тоже предать суду Военного трибунала.

- Слушаюсь, - ответил Ягода, - но этот сотрудник, его фамилия Дьяков…

- Меня не-интересуют фамилии вредителей, срывающих задания партии, - оборвал его Сталин.

- Слушаюсь, - у Ягоды нервно подергивались губы, - этот сотрудник, эту ошибку он совершил сам, спутал списки гостиниц в Копенгагене и Осло.

- Сам… - Сталин смотрел на Ягоду. Выручает своих, выводит из-под удара… - Хорошо, пусть один и ответит за всех.

Он замолчал, потом спросил:

- Где содержатся троцкисты, не давшие показаний?

- Пока здесь, в Москве.

- Допросите всех снова и тех, кто опять откажется от показаний, предайте суду Военного трибунала как террористов. Решения трибунала не оглашать. Что касается активных троцкистов, не капитулировавших ни разу, то пусть не занимают больше места в лагерях. Им нет места на советской земле - ни в лагерях, ни в тюрьмах, ни в ссылках. Освободите от них советский народ.

- Слушаюсь, - губы Ягоды по-прежнему дрожали.

205

Система Orphus

«Страх»