«Страх»

Альтман закуривал, чирканье спички о коробок, всегда раздражавшее Вадима, означало, что он кончил читать. И тут начиналось самое мучительное, Вадим поднимал на него глаза, бледнея от страха; поведение этой скотины никогда не предугадаешь. Иногда брезгливым движением пальцев Альтман отбрасывал от себя исписанные листки, брюзжал: «Недостаточно». Вадим сдавленным голосом оправдывался - других сведений у него нет. Иногда Альтман коротко бросал ему: «До свидания», и Вадим торопливо ретировался, не дожидаясь лифта, сбегал по лестнице с пятого этажа.

Как-то, прочитав рецензию на «Далекое» Афиногенова, Альтман закурил, кивнул головой на стул:

- Садитесь ближе, поговорим.

Вадим сел.

- А ведь Щукин хорошо играл Малько в «Далеком», или вы считаете, что плохо играл, у вас другие соображения на этот счет?

Господи, неужели выводит его на Щукина? Скажет, что незнаком с ним, такая знаменитость молодых к себе не подпускает. А вдруг Альтман знает, что отец несколько раз консультировал Щукина, причем не в поликлинике, а дома? И тогда начнет кричать: «Все вы лжете, Марасевич, всегда лжете».

- Щукин-то, конечно, актер превосходный, - уклончиво начал Вадим, - но…

- Ваши «но» я знаю. У меня к вам другое дело. Возьмите свои бумаги домой и переделайте на официальную рецензию. Подпишите своей фамилией.

- Да, но… - растерялся Вадим.

Альтман перебил его:

- Что вас смущает? Это, - он показал на донесение, - это одно, а то, что вы напишете, совсем другое. Напишете официальную рецензию, которую мы могли заказать любому критику, в том числе и вам. Что? - Он прищурился. - Боитесь, вас расшифруют? Кого боитесь?

Вадим не выносил этого палаческого прищура.

- Да нет, что вы…

- Может, боитесь, что Советскую власть свергнут и вас потянут к ответу?

- Ну что вы?! Кто может свергнуть Советскую власть?

- Вот именно, - усмехнулся Альтман, - так что не бойтесь… - Он опять прищурился. - А если свергнут, то вас не найдут, не беспокойтесь. Много мы нашли сотрудников царской охранки? Единицы, а их были тысячи и десятки тысяч. Никакая разведка не выдает своих. При малейшей опасности агентурные документы уничтожают в первую очередь. Всякая настоящая разведка ценит и бережет людей, которые ей помогали. Так что уж кому-кому, а вам беспокоиться нечего.

- Я и не беспокоюсь, - сказал Вадим, - я только подумал, насколько это совместимо. Такая рецензия может натолкнуть на мысль, что ее автор - сотрудник…

307

Система Orphus

«Страх»