«Страх»

3

Они стояли возле двухэтажного дома с длинным рядом темных окон по фасаду. Люда дернула дверь - заперта.

- Гады! Специально от меня закрыли.

Она прошла вдоль дома, постучала в окно, выждала, постучала еще. Зажегся свет, занавески раздвинулись, изнутри толкнули форточку, раздался старушечий голос:

- Кто?

- Тетя Даша, это я, Люда, открой.

Форточка захлопнулась, Люда вернулась к подъезду Заспанная старуха в капоте, с всклокоченными седыми волосами впустила Люду и Сашу и, шаркая шлепанцами, удалилась в свою комнату.

Люда накинула на дверь здоровенный крюк, повела Сашу длинным тускло освещенным коридором, по обе его стороны располагались комнаты. Видно, была здесь когда-то гостиница, только в те времена не вешали рукомойники у дверей и не ставили под ними табуретки с тазами.

Люда повернула ключ во французском замке, открыла дверь, с порога дотянулась до выключателя, кивнула Саше:

- Входи!

Комната крохотная: шкаф, кровать, стол, кушетка, два стула, зеркало, несколько фотографий.

- Раздевайся!

Сашино пальто она повесила на вешалку рядом со своим, бросила на стул платок, пригладила перед зеркалом волосы, села на кровать, посмотрела на Сашу, глаза пьяные, мутноватые.

- Ну как тебе у меня?

- Хорошо, тепло, уютно.

- Лучше, чем в лагере?

- При чем тут лагерь?

- Ты же песен современных не знаешь. Скажи спасибо, я одна усекла, больше никто не слышал, а то бы все догадались. Теперь народ понимает, разбирается.

- В лагере песни не поют?

- Ну, в тюрьме.

- Может, хватит?

- Нет, ты скажи, из какого фильма эта песня?

- Какая?

- А та, что Ганна пела. «Легко на сердце от песни веселой…»

- Не знаю.

- Ну вот, ты и фильмов не знаешь. Из заключения ты, дорогой мой, миленький.

- А может, я на Севере работал?

357

Система Orphus

«Страх»