«Страх»

Он подумал о том, что знает, где в ее квартире телефон. И сразу вспомнилось, как ввалились они всей компанией к Нине - звать ее в «Арбатский подвальчик» отметить его восстановление в институте. Нины дома не оказалось, а Варя разговаривала по телефону. Телефон висел в коридоре, недалеко от кухни, она стояла, привалясь спиной к стене, в короткой юбчонке, почесывала пяткой коленку. Он положил руку на рычаг:

- Собирайся!

Она с любопытством уставилась на него:

- Куда?

- Гульнем! Отпразднуем победу!

Но хватит об этом. Было и быльем поросло. «Гинуг» вспоминать, «гинуг» слезы лить, как любил повторять его друг Соловейчик, еще одна исчезнувшая из жизни душа.

Он уже примирился, заставил себя примириться: все, связанное с Варей, придумано, а следовательно, и кончено. Он спал сейчас с другой женщиной, приютившей его, и эта женщина была желанна ему.

Но произнесла мама имя Вари, и резануло по сердцу.

Люда дремала, укрывшись пледом, но тут же подняла голову, когда Саша вошел, улыбнулась ему, кивнула на дверь:

- Запри!

Саша опустил защелку, снял пальто, шапку.

- Ой, хоть немного отошла. Отвернись, я оденусь.

Он засмеялся:

- Ты меня стесняешься?

- Ладно, у нас ночь впереди. Сейчас поужинаем, выпьем. Ты небось голодный.

- Есть немного.

- Тебя в коридоре никто не видел?

- Никто.

- Хорошо. Отворачивайся.

- А если не отвернусь?

- Все равно не отломится тебе, - она пошарила голой рукой под кроватью, нащупала тапочки: - Переобуйся и отвернись.

Саша подошел к кушетке, над ней висели фотографии, какие можно встретить в любом доме: отец, мать, дети, отдельно отец, мать, Люда одна, с подругами, где-то на пляже, в компании, все в купальниках, мужчина в военной форме с кубарями в петлицах.

- Все, - сказала Люда, - мой руки.

Она поставила на стол водку, колбасу, сыр, масло, хлеб.

- Печенку из кафе принесла, сейчас разогрею с картошкой.

362

Система Orphus

«Страх»