«Страх»

- А что с твоим родным братом? - спросил Саша.

- Брат сразу уехал по вербовке на Дальний Восток, там теперь живет, редко пишет. Когда мама умерла, я ему дала телеграмму, он приехал уже много после похорон, дал мне денег и сказал: «Отсюда уезжай и нигде не пиши ни про отца, ни про Михаила, и не рассказывай никому». А я вот, дура, тебе все рассказала. А почему? Потому что и ты мне про себя все рассказал. Я все это в душе держала, столько лет, а вот рассказала - и легче стало. Потом, как велел брат, обменяла я свою комнату на Калинин. Вместо тридцати метров получила эту вот камеру. Живу как вольный казак…

- А что, здесь раньше гостиница была? - спросил Саша.

- Черт его знает. Кто говорит - гостиница, кто - бардак, кто говорит - общежитие рабочее, с «Пролетарки» или «Вагжановки», такие тут фабрики есть, бывшие Морозова. Этот Морозов сам революционером был, общежития рабочим строил.

- Революционером он не был, но деньги на революцию давал, это верно.

Она вдруг прищурилась:

- Не разболтаешь, чего я тебе рассказала?

- Не говори глупости.

- А я ведь ничего такого не говорила против Советской власти, - с вызовом произнесла она.

- Перестань молоть чепуху!

- Просто бе-се-до-ва-ли. Вот и все… Как твою мать зовут?

- Софья Александровна.

- А отца?

- Павел Николаевич.

- Живы они?

- Я тебе сказал: живы.

- Поклянись жизнью их, поклянись, что не продашь меня.

Саша усмехнулся.

- Ладно. Клянусь.

Она вдруг прямо и трезво посмотрела ему в глаза:

- И я клянусь, что никогда тебя не продам. Запомни, если что с тобой случится, то это не от меня.

- Странные вещи ты говоришь, Люда.

- Я знаю, что говорю. Ты приехал неизвестно откуда, а я здесь живу, и не один год - все знаю. Вот как! Надо бы сейчас к Елизавете сбегать, да пьяная я.

- Кто это - Елизавета?

- Паспортистка, говорила тебе.

Она раньше не называла имени паспортистки, но какое это в конце концов имеет значение. Саша промолчал.

- Надо бы сходить к ней домой, да напоил ты меня.

- Я тебя? Разве?

- Не напоил? Ну, так налей рюмку. Утром рано, до работы к ней зайду, а то в милиции говорить неудобно.

367

Система Orphus

«Страх»