«Страх»

И эта русская речь, и кого-то напоминающий голос, и упорный, отдаленно-знакомый взгляд, и такое же отдаленно-знакомое лицо, и, главное, ее школьное имя - Силька, - все это вместе взятое оживило вдруг в памяти московскую жизнь. Сесиль узнала Вику. И спокойно, даже равнодушно, без всякого интереса, ответила:

- Да, Вика, это я… Какими судьбами?

- Я с мужем.

Она показала на Шарля. Шарль поклонился.

Плевицкая, услышав русскую речь, повернулась, разглядывая Вику.

- Ну что ж, Силька, - сказала Вика, - поцелуемся со встречей?

Они расцеловались.

- Боже мой, - сказала Вика, - ты совсем не изменилась.

- Я не изменилась, - ответила Сесиль, - а ты, я помню, была милая ленивая толстушка. Похорошела с тех пор, я даже тебя не сразу узнала.

- Какая трогательная встреча. - Плевицкая повернулась к Вике: - Вы давно из Москвы?

- Несколько месяцев.

Плевицкая взглянула на Шарля, перешла на французский:

- У вас очаровательная жена, мосье…

Шарль сдержанно поблагодарил ее и встал с кресла, давая понять, что их визит затянулся.

Смягчая сухость его ответа, Вика сказала:

- Мой отец профессор Марасевич. Вы бывали у нас на Староконюшенном.

Плевицкая округлила глаза, с излишним энтузиазмом подтвердила:

- Ну конечно, конечно… Господи… Староконюшенный переулок. Это ведь… на Арбате.

- Да.

- Ну еще бы, конечно… Боже мой, Арбат, Москва.

Было ясно, однако, что ни профессора Марасевича, ни их квартиры в Староконюшенном она не помнит.

Открылась дверь, в магазин вошел высокий господин, моложавый, лет тридцати пяти на вид, в посадке головы, прямой спине, походке угадывалась офицерская выправка. Перехватив взгляд Плевицкой, Вика сразу подумала, что это ее муж, и удавилась разнице в возрасте.

- Мой муж - генерал Скоблин, - представила его Плевицкая Шарлю и Вике,

- подумай, Коля, эта очаровательная молодая дама только несколько месяцев как приехала из России, из Москвы.

Скоблин вежливо кивнул Шарлю и Вике, потом Эпштейну и Сесиль, взял жену под руку.

В дверях Плевицкая обернулась, поглядела на Вику:

- Вы в самом деле очень милы, деточка. Я надеюсь, мы еще встретимся и поболтаем, вспомним Москву-матушку.

369

Система Orphus

«Страх»