«Страх»

Михаилу Юрьевичу Варя ничего не говорила про Сашу. Раньше она была уверена, что Михаил Юрьевич обо всем догадывался. Теперь знала, что это не так: здесь, в этой же квартире, в соседней комнате, она жила с Костей, и Михаил Юрьевич полагал, что она любит мужа.

И все равно этот милый старый холостяк в потертой клетчатой домашней куртке с аккуратными заплатами на локтях, склонившийся за освещенным столом над своими баночками с клеем и красками, был частью мира, который вращался вокруг Саши. В этом кресле сидел и Саша, беседовал с Михаилом Юрьевичем, брал у него книги, смотрел, как он работает.

Но сегодня Михаил Юрьевич против обыкновения не подклеил ни одной страницы, даже отодвинул в сторону клей и ножницы, будто они ему мешали. Что-то неладное с ним творилось.

- Вы себя плохо чувствуете? - встревожилась Варя. - Ложитесь, я пойду.

- Нет, Варенька, все в порядке, - он помолчал. - Варенька, помните, вы смотрели у меня журналы, - он показал на стоящие под столом и под кроватью корзины, - «Мир искусства», «Аполлон», «Золотое руно». Они, кажется, заинтересовали вас.

- Да, конечно, прекрасные журналы.

- Понимаете… Они уже годами валяются в корзинах, пылятся, портятся, а там чудные репродукции - Бенуа, Сомов, Добужинский… У меня нет времени даже их полистать. Возьмите себе эти журналы!

Варя растерялась.

- Как? Михаил Юрьевич… Что вы! Ведь это сокровище, это стоит громадных денег. Всю жизнь собирали, а теперь будете раздавать?

- Я не раздаю, - грустно улыбнулся Михаил Юрьевич. - Это мой вам подарок.

- Но до моего дня рождения еще далеко.

- Подарки делают не только ко дню рождения. Возьмите, Варенька, я вас очень прошу. Вы мне доставите большую радость. Я старый, одинокий человек, умру, все это пропадет.

- Не говорите о смерти! - закричала Варя. - Об этом нельзя говорить!

- Об этом можно не говорить, но надо думать. Вам будет приятно рассматривать журналы, иметь их под рукой.

- А-а, - засмеялась Варя, - хотите пополнить мое эстетическое образование?

- Варенька, я вас не считаю невеждой. Что вы, голубушка, наоборот! Но произведения искусства нельзя прятать под столом или под кроватью, не для этого они создавались. Возьмите, а, Варенька!

Варя отрицательно помотала головой.

- Нет, Михаил Юрьевич, это невозможно.

Он задумался:

- Хорошо. Не хотите подарка - не надо. Пусть все это полежит у вас. Читайте, смотрите, получайте удовольствие. А? Давайте так. Потом я их заберу.

- Но где я все размещу, - с сомнением произнесла Варя, - тоже будут где-то под столом или под кроватью.

- У вас нет книжного шкафа?

- Есть, но он заполнен.

- Вам привезут книжный шкаф! Да, да. Я куплю простенький шкафик. И вам его привезут. У меня негде поставить, вы видите.

- Ну что ж, - неуверенно сказала Варя, - если вы так настаиваете…

- Да, да, Варенька, настаиваю, - оживился Михаил Юрьевич, - я задыхаюсь от книг, от журналов. Вы поможете мне.

438

Система Orphus

«Страх»