«Страх»

Они выпили, закусили.

- К Людмиле заходишь?

- Давно не видел.

- А почему?

Саша пожал плечами.

- Что значит «почему»? Так складывается. Зайду в кафе поужинать - увижу, нет - не вижу.

- Она хорошая девка, своя в доску, и на тебя здорово упала, но, - Глеб посмотрел на Сашу, - мужской разговор?

- Конечно.

- Есть у нее человек, понимаешь… В Москве. Крупная фигура. С женой разошелся, квартиру меняют, как разменяют, Людку в Москву заберет. Перспектива у нее, понимаешь?

- Ну что ж, прекрасно, - искренне сказал Саша, - я рад за нее.

Он действительно был рад за Люду. В Москве ей легче будет затеряться. Могла, между прочим, все это сама ему объяснить.

- Ты меня не выдавай, - предупредил Глеб.

- Договорились. Честно тебе скажу: я искренне рад за нее.

- Но к тебе она хорошо относится, - Глеб налил себе и Саше, - не просто как к мужику, а сердечно относится.

- Да, - подтвердил Саша, - отношения у нас хорошие.

- А ее подружку Лизу знаешь?

- Что за Лиза?

- В милиции будто работает.

- Понятия не имею.

Почему вдруг заговорил об Елизавете-паспортистке, что стоит за этим вопросом, случайно или не случайно спросил?

Глеб отвел глаза, повернулся к боковой двери, оттуда вышли три музыканта в белых рубашках, с черными бабочками, в темных брюках, черных лакированных туфлях. Увидев Глеба, приветливо покивали ему.

- Бывшие коллеги, - усмехнулся Глеб, - Беня, Семен и Андрей. Хорошие музыканты, но не судьба, - он показал на бутылку, - сам понимаешь. Клиенты музыку заказывают, а это пятерка, а то и десятка, любит русский человек покуражиться. Один вальс закажет, другой камаринскую, третий - лезгинку, сам и спляшет, потом музыкантов угощают, как откажешься? «Ты что? Меня не уважаешь?» Ну и пошло, и поехало. Уважаешь не уважаешь, и ползешь домой на карачках. А вот и наша прима.

Из той же боковой двери вышла крупная женщина, крашеная блондинка в длинном платье, улыбаясь, поднялась на эстраду. Ей захлопали. По-прежнему улыбаясь, она поклонилась, послала в зал воздушный поцелуй.

485

Система Orphus

«Страх»