«Водители»

Поляков возвратил бумагу Вертилину:

- К сожалению, помочь не могу.

- Такая мелочь, пять-шесть машин…

- Все машины уже распределены.

Поляков встал. Вертилин тоже поднялся. Но он был не из тех, кто быстро уходит. С хорошо разыгранным недоумением он спросил:

- Что же мне делать?

- Добейтесь решения облисполкома. Пусть у кого-нибудь снимут и дадут вам.

- Решения мы добьемся. Но пока будут решать, я навигацию упущу. Нам, приезжим заготовителям, все это не так легко пробивать.

Поляков молчал. У него действительно не было свободных машин.

- Будем говорить как хозяйственник с хозяйственником,- веско проговорил Вертилин.- Помогите мне - я помогу вам. Нуждаетесь в строительных материалах? Кроме того, плачу наличными. Я знаю, что такое для предприятия наличные деньги в кассе.

Поляков поднял глаза, внимательно посмотрел на Вертилина.

- Не поймите меня превратно,- продолжал Вертилин.- Закон есть закон, но существуют мелочи, которые закон не в силах предусмотреть, приходится как-то изворачиваться.

Он искал взаимного понимания, когда возникшая симпатия решает дело.

- Напрасно вы теряете время,- сказал Поляков.- Свободных машин нет.

Наступило молчание. Вертилин не уходил. Черт возьми! Он не от себя пришел, а от крупной государственной стройки. На минуту он забыл о действительной причине своей назойливости. Волнение сообщило его голосу искреннюю проникновенность:

- У вас есть, конечно, основания отказывать мне. Но не случалось ли и вам быть в моем положении? И не думали ли вы тогда, что если бы люди отнеслись к вам по-человечески, то помогли бы.

- Все это так,- ответил Поляков,- но мы недодаем на линию много машин. И за это нас бьют.

2