«Водители»

Его мрачные мысли были прерваны коротким замечанием Полякова:

- Из ста пятидесяти машин в среднем работало только сто двадцать.

- Новые машины не стояли бы.

Этот ответ означал: «Надо не возиться со старым барахлом, а добиваться новых машин».

- Машины слишком долго стоят под погрузкой и разгрузкой,- продолжал Поляков.

Что мог возразить Леонид Иванович? Разве Поляков сам не понимает? Машины работают в городе, на коротких расстояниях, вот и стоят много времени под погрузкой и разгрузкой.

Но напоминать об этом Леонид Иванович счел бесполезным. Только заметил:

- Зато обратите внимание, Михаил Григорьевич: семьдесят два процента с грузом. Это же неслыханно на городской работе!

Поляков отложил в сторону карандаш и посмотрел на Попова.

- Вы видите семьдесят два процента груженого пробега, а я вижу двадцать восемь процентов порожнего. Отчет - это не мармеладка, а пилюля: чем она горше, тем лучше действует.

Он встал, собрал со стола испещренные заметками ведомости, протянул их Попову.

- Берите. Послезавтра на производственном совещании доложите весь материал. Покажите каждому, сколько убытку приносит его плохая работа.

Леонид Иванович, расстроенный, вернулся в контору. Начальник эксплуатации Степанов кивнул на дверь кабинета:

- Один?

В ответ Леонид Иванович буркнул:

- Иди.

- Будет концерт,- сказал Степанов, поднимаясь и подбирая бумаги.

- Что такое?

- Тракторсбыт шесть машин прогнал порожняком!

 

Тревога Степанова оказалась напрасной.

Поляков молча прочел докладную записку шоферов, а утверждая разнарядку, красным карандашом вычеркнул Тракторсбыт. Не давать машин!

8