«Водители»

- Своя картошка,- хвасталась Мария Федоровна,- на всю зиму хватило. И огурчики свои, такие сейчас на базаре рубль штука.

- Так уж рубль? - поддразнил ее Тимошин.

- Сходи да приценись, узнаешь тогда: выгодно свой огород иметь? Прошлый год восемь мешков картошки собрали, огурцов кадку засолили, капуста своя, помидоры только-только кончились.

- Заводи, Петро, огород,- сказал Тимошин,- забот мало, доходу много.

- Это тебе мало! - вскинулась Мария Федоровна.- Поверь, Петя, ни разу на огороде не был, ни разу! Все я с ребятами. Ничего по хозяйству не хочет делать.

- А дрова забыла?

- Разве что…

- К такой закусочке только сто грамм,- сказал Максимов.

Мария Федоровна вздохнула:

- Кусаются нынче сто грамм.

- Скоро с Прокофьевой премии выпьем.

- Дай бог! - снова вздохнула Мария Федоровна и принялась разливать чай.

Тимошин заговорил о том, что Москва разрешила строить мастерские. Дальше никак нельзя без мастерских. А их нужно за один сезон отгрохать.

Но Максимов почти не слушал его. Мастерские, выполнение плана… Наслушался за пятнадцать лет. Сегодня одно, завтра другое. Построят мастерские - еще что-нибудь придумают: дырок много, успевай заплаты ставить. А ему жизнь пора устраивать, надо к спокойному берегу прибиваться. Другой такой девушки, как Валя, не найдешь. И человек порядочный, и на людях не стыдно показаться. А что она мечется из стороны в сторону, так ничего: обзаведется семьей - некогда будет метаться. Упустил он вчера случай, надо было впрямую говорить. Да вот застопорило что-то. Ладно, сегодня он не отступит.

27