«Водители»

- Я про свой остаток говорю.

Она покраснела:

- Как хотите! Можете замерить, линейка есть.

Максимов путано объяснил:

- Ты меня не поняла, я про гаражную ведомость хотел сказать. Тебе я верю, будешь заправляться - увидишь мой остаток.

Он соображал, не слишком ли подозрительная получится у него экономия из-за приписки лишнего рейса.

- Сейчас автобус подойдет - доедете до гаража, зато двенадцать километров сэкономим, - сказала Нюра.

- Ладно,- согласился он,- как вечером приедешь, дай заявку ножной тормоз сделать, сигнал наладить, клапаны подрегулировать - и вообще пусть посмотрят по мелочи.

- Может, сами сделаем? - не без робости спросила Нюра.

Он махнул рукой:

- Что же, мы за слесарей должны работать?!

 

Вот каким оказался ее напарник, недаром его с автобуса выгнали! А она-то думала, что теперь, когда ее сменщик - водитель первого класса, наладится осмеянный всеми «колдун».

Стыдно по таким мелочам обращаться в гараж. Она отлично представила себе, как и что надо сделать, и все-таки боялась лезть в мотор. Если бы рядом стоял знающий человек, она бы все сделала. Когда она работала на полуторке, ни у кого совета не занимала, а здесь еще не освоилась.

Пока нагружали удобрения, она протерла капот, крылья, стекла кабины. Сколько грязи! Максимов ни разу тряпкой не дотронулся. Она подняла капот, проверила уровень масла, добавила пол-литра.

Заехав на колонку, долила бензину. В бак вошло сорок литров. Максимов выехал утром с полным баком, значит, он сжег за день всего сорок литров. Как же он мог сделать шесть рейсов? Сколько же он израсходовал на километр? Выходит, он даже трех десятых литра на километр не расходовал, а норма - тридцать четыре сотых. Но «колдун» никогда не укладывался в нее. Да и как Максимов сумел сделать шесть рейсов, когда и норма-то - всего четыре?

70