«Водители»

- А ты?

- Я устроюсь… Места много…

- Нет уж,- объявила она,- ты другое место поищи.

- Не волнуйся,- обиделся он,- я в машине лягу. Вот посижу немного и лягу.

- А не жестко тебе будет? - насмешливо спросила Нюра.

Он молчал.

- Чего ты дуешься?

- Ничего.

- Все-таки?

- Чего я тебе такого сказал? Хотел предложить как лучше, а там, пожалуйста, хоть в кузове спи.

- А я тебе разве чего говорю?

- Не говоришь, так думаешь.

- Что я думаю?

- Если я с тобой сижу, значит, уже что-то выгадываю… Ведь случайно мы здесь очутились.

Рассвет, заметный только тому, кто всю ночь, не смыкая глаз, провел в поле, уже раздвинул холодные дали горизонта, точнее очертил контуры леса. Где-то спросонья залаяла собака - сначала заливисто, потом все реже и реже, потом еще раз, для порядка, и замолкла. В поле пели сверчки, в сене что-то шуршало.

Демин сидел, обхватив руками колени, опустив голову. Нюра насмешливо смотрела на него. Ей был виден его профиль, и она впервые заметила то, чего не видела раньше: две глубокие морщинки, идущие от уголков рта к резко очерченному подбородку. Она чуть было не протянула руку, чтобы провести пальцами по его щеке. У нее захватило дыхание, она сидела, закрыв глаза, чувствуя горячее биение своего сердца и неожиданную слабость рук, опущенных к теплой, мягкой, притягивающей земле.

80