«Сережка с Малой Бронной»

Воробьев. Котька, темную ему!

Горяинов. Не имеет права. Я будущая знаменитость. Моя жизнь нужна народу. Я буду кусаться.

Павлов. Попробуй только.

Они набрасываются на Юрку.

Горяинов. Темные, невежественные люди. Караул!

На крик входит Ольга Ивановна.

Ольга Ивановна. Что тут такое?

Горяинов. Ольга Ивановна, заступитесь. Генка отщипывает кусочки от торта - я не даю.

Павлов. И вы ему верите, Ольга Ивановна?

Ольга Ивановна. Посуду не перебейте, ребята.

Горяинов. Я им и говорю: осторожнее… (Заботливо.) Чашки у вас кузнецовской фабрики?

Ольга Ивановна. Ах, Юрка, Юрка! (Вышла из комнаты.)

Друзья вновь набрасываются на Горяинова.

Горяинов. Стойте. Что это у тебя в руке, Котька?

Павлов. Не твое дело. (Прячет руку.)

Горяинов. Генка, он Нинины инициалы наколол. Гляди: «Н. Ш.».

Воробьев. Ну и наколол. И что с того?

Горяинов. Будущий историк. Светило научной мысли и вдруг такое средневековье!

Воробьев. Да ведь он в исторический вслед за Нинкой подался, а в душе самый настоящий бродяга.

Павлов. Будто ты в строительный по призванию пошел?

Горяинов. Не будем сгущать атмосферу, друзья. Мы на дне рождения.

Павлов (охотно меняя тему). Только виновника торжества не видно.

Воробьев (раздумчиво). Уведет Сережка у тебя Нину.

Павлов. Куда уведет?

Воробьев. Ну, куда их уводят… Ты думаешь, они случайно опоздали к электричке? Юрка тут стихи читал Сережкины - «Люба моя, голуба…». Опасные стихи.

«Сережка с Малой Бронной»