Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»

- Завидую, – сказал начальник экспедиции. – Двадцать лет в Арктике, но я ее не видел. Изумительная все-таки птица. А с этим Шаваносоным разберитесь. Зайдите к деду Монякину. Он главный историограф Арктики. А эта записка для вашего друга. Его проверит… если все так, то, безусловно, возьмут.

Начальник встал. Посмотрел Сашке в глаза.

- А из вас, возможно, будет географ, Ивакин. Институт вы зря бросили. Но впрочем…

- Ладно, – без улыбки сказал Сашка.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ДНЕВНИКА НИКОЛАЯ ШАВАНОСОВА

Любовь натолкнула меня на мысль о красоте, которая возвышает душу человека. Говорят, что Гете плакал перед прекрасной статуей Венеры Милосской.

Я думаю, что чем больше будет открыто в мире живой красоты, тем меньше останется в нем места для жестокостей и бед.

Такова общественная основа моего решения.

На фактический план меня натолкнуло чтение сочинений покойного академика Крашенинникова. Читая выполненное им с. величайшим тщанием описание природы и животного мира Камчатки, я вдруг подумал, что розовая чайка, будь она им Камчатке, не ускользнула бы от тщательного ума этого натуралиста.

Естественное любопытство привело меня к чтению отчетов экспедиции Беринга, Лаптевых, Прончищева, Ласиниуса, славного Миддендорфа.

Упоминаний о розовой чайке в их трудах я не встретил. Но перед взором моим развернулись необъятные пространства полярной России. Дальнейшие мои доводы должны быть поняты каждым: англичане встретили розовую чайку на восточных наших пределах, потомки норвежских викингов встречали ее на западных. Возможно ли в этом случае представить себе, чтобы эта птица миновала, оставила в стороне тысячеверстные земли между чукчами и Архангельском.

58

Система Orphus

Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»