Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»

Отдельно стояла потрепанная книга. «Жизнь капитана Джона Росса». Лена взяла ее в руки. Глаза ее затуманились.

- Эту нельзя трогать, - предупредила Анютка.

- Почему?

- Он ее… предназначил. Дядя Саша.

- Кому?

- Сапрыкину. Который со всеми дерется, - вздохнула Анютка.

Шумно вошел Сашка.

- Привет, дамы. Анютка кинулась к нему.

Он потрогал ее голову. Нащупал косички. - Ух ты!

В окошке возникла возбужденная девчоночья физиономия. Девчонка отчаянно барабанила в стекло.

- Дядя Саша! Александр Васильич! Там Сапрыкин опять подрался.

- Угу! Сейчас буду.

- Я беспокоюсь, - ходила по комнате Лена. - Беспокоюсь, и все.

- Он полярник, - успокаивал Сашка. - Полярники не пропадают.

- Он ребенок, - сказала Лена. - Мальчишка, как этот Сапрыкин.

 

Сапсегай сидел рядом с телом Васи Прозрачного. Глаза у Прозрачного были открыты, и на лице застыло выражение изумления.

Тихие птичьи крики раздались в воздухе. Сапсегай поднял голову.

- Птичка кегали, - прошептал он. - Так и не успел он повидать птичку кегали.

Старик встал и пошел к яранге. Потом вернулся, снял с себя кухлянку и прикрыл, заботливо подоткнув со всех сторон, тело Васьки Прозрачного. Лица закрывать не стал, просто прикрыл, как будто мог озябнуть сейчас Васька Прозрачный.

122

Система Orphus

Олег Куваев «Тройной полярный сюжет»