Павел Нилин «Через кладбище»

- А кто же, - смеется девушка. - Но бланки эти настоящие, немецкие. Из немецкой типографии. Вот тут маленькими буковками, смотри, напечатано: город Лейпциг. Мы их в Мальцеве взяли, когда громили комендатуру. Это подлинные бланки.

- Подлинные, - хмурится Михась. - Немцы, наверно, после того их уже десять раз переменили, эти бланки. А печать кто ставил? Конечно, Гришка Бумбер?

- А кто же?

Мамлота осматривает документы.

- Печать… дерьмовая. Но это ничего. Ты, Михасик, ее вот так большим пальцем прикрывай, если в случае чего придется показывать. А бланки, она правильно говорит, настоящие. Я сам по таким еще неделю назад ходил. И немцам показывал. А печать прикрывал. Правда, мне аусвайс Наташа писала.

- Вот в том-то и дело, что Наташа, - прячет документы за пазуху Михась. - По Наташиным аусвайсам я без разговора хоть в Берлин пойду. Она же немецкий язык преподавала.

- А я не преподавала, но, может, еще буду преподавать, - смеется Клавка. И заверяет: - Я их в точности с Наташиных переписываю. Буква в букву. И где немецкий текст и где русский. Никто покамест не жаловался. На печать, верно, кое-кто обижается. Но это от меня не зависит… Ой, какое у тебя грязное полотенце! Как не стыдно! Кавалер! Дай постираю.

- Ладно. Обойдемся. Ты документы получше пиши.

Из-за плащ-палатки в землянку просовывается бородатая голова:

- Ну, где у вас этот хлопец, которого надо отвезть? Готовый он или нет? Ждать больше не могу.

5

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»