Павел Нилин «Через кладбище»

- Зачем это я буду ему объяснять? - пожимает плечами Михась. И кричит австрийцу: - Найн, их шпацире. Я просто гуляю.

- Филь фернюген, - почтительно кланяется австриец. И улыбается хитро.

- И как вы его тогда не зашибли, в такой свалке? - удивляется Мамлота.

- Случайно. Он же был безоружный.

- Как безоружный? Его автомат сейчас у Митьки…

- Ну да, у Митьки Стынина. Ох, Митька - это сумасшедший сибирячок! Он прямо с ходу тогда столкнул австрийца в овраг. А я у него вырвал автомат. И вот такой нож! Правда, Митька хотел его еще камнем по башке. Но я не дал. Я вижу - овцы. И он, правильно, и тогда был ихний шафен шеф. Если б мы его зашибли, мы бы ни за что всех овец оттуда не вывели. Он сам их погнал в нашу сторону. Правда, ему Лида Савичева помогала. Это ведь его баранина варится, - кивает Михась на котлы. - А у меня вот такое цыганское счастье. Как у нас ничего нету или одна картошка и конина, я все время здесь нахожусь. Как начнут готовить хорошую еду, вроде баранины, мне опять надо уходить…

- Ты и сегодня мог бы хорошо позавтракать, если б не разлеживался да не устраивал дискуссию. Ведь я тебя еще когда разбудил. А сейчас - некогда. Человек ждет.

- Ничего, он подождет, - неожиданно говорит Клавка. И откуда она опять появляется? - Подождет он. Подождет. Ничего ему не сделается. А ты покушай, Михась. Это, можно сказать, твоя баранина. И австриец твой.

- Это уж, если на то пошло, наш общий с Митькой австриец, - веселеет Михась. - Даже больше Митькин, чем мой…

- Митька Стынин уже загорает, - хохочет Клавка. - Ему вчера здорово попало от самого Казакова.

9

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»