Павел Нилин «Через кладбище»

- За что? Митька же отчаянный парень.

- Вот за это и попало, - втыкает палец в незримую точку Клавка. - Он что сделал? Он отнял у этого австрийца не только автомат, но еще часы, письма, записную книжку и разные открытки. Потом вы, Константин Савельич, помните, ему приказали все, кроме автомата, отдать австрийцу обратно. И он отдал. Даже открытки. Но только однографические. А порнографические себе оставил. И стал всем показывать. Мне тоже показывал.

- И ты пошла пожаловалась? - презрительно смотрит на нее Михась.

- Зачем? - встряхивает рыжими косичками Клавка. - Что я, кляузница? Нашлись люди, сообщили Казакову. И Казаков вчера вечером дал ему такую прочуханку…

- А открытки куда?

- Казаков их тут же велел уничтожить. А Митька будет теперь, ему приказано, две недели копать котлованы под землянки и всякое такое.

- Все равно Митька бы сейчас скучал, - говорит Мамлота. - Нету тола, нету мин. Нету, значит, для него горячей работы. И мы сидим как цуцики. Ох, Михась, иди. Ты сейчас можешь всех выручить.

- Так я же и так иду. За мной дело не станет.

- Нет, ты минуточку погоди, - просит Клавка. И кричит девушке у костра: - Лида, давай! Он согласен.

Повариха подносит алюминиевую миску, полную картошки и баранины.

Клавка отрезает ломоть хлеба.

- Не могу я, - страдальчески глотает сладкую слюну Михась. - Меня же человек ждет.

- А ты знаешь, где этот человек? - Клавка оглядывается вокруг и показывает в туман: - Вот он под кустом сидит, твой человек. Лида ему тоже положила баранины.

10

Система Orphus

Павел Нилин «Через кладбище»