«Водители»

- Вот именно,- подтвердил Поляков.- Но формально он прав. Ты считаешь, что надо строить мастерские, а по его мнению - склады в Шилове. Мы пойдем на него жаловаться, нам скажут: «Вы думаете только о своей базе, а он - обо всем тресте. Его колокольня выше вашей, ему видней». Вот и все.

- Но совесть у него есть в конце концов?

Поляков засмеялся:

- Ты чудак! Канунников считает себя честнейшим человеком. План выполняет, дисципли-нирован, на производство ездит - чего еще! Но он привык жить по приказам. Прикажут - сделаем, в доску расшибемся, а не приказывают, тем лучше, значит, не надо.

Складывая чертежи в папку, Поляков продолжал:

- Не будь Стаханова как человека с такой фамилией, стахановское движение все равно было бы. Правда?

- Да, конечно, только по-другому называлось бы.

- Значит, новаторство - не случайное достижение одного человека, а результат новых процессов жизни: новатор дал им свое имя, но они его породили. Приглядись к Тимошину, Королеву, Демину, Пчелинцеву. Термин «побольше» для них недостаточен. Они говорят: «Побольше, получше, подешевле».

- Я тебя понимаю,- сказал Любимов,- но не рискованно ли обосновывать этим наши расчеты? Наряду с шофером Деминым есть, скажем, шофер Пескарев.

- Есть. А равняться придется по Демину, потому что прогрессивное начало - он, а не Пескарев. Это и будет нашим ответом Канунникову.

Третий час ночи. Все разошлись, но в окне директорского кабинета горит свет. Поляков еще работает.

60