«Славянский разлом»

Если ориентироваться исключительно на летописный комплекс, то создаётся впечатление об изолированном существовании Киевской Руси от Запада. Хотя княжеские династические связи, о которых упоминалось, свидетельствуют как раз о её плотном вовлечении в католические дела. Недоумение ещё больше возрастает, когда узнаёшь о наличии в западноевропейских архивах массы свидетельств, касающихся тех или иных контактов с Киевской Русью. Особенно обширен документальный массив об итальянской колонизации Причерноморья и Приазовья сначала венецианцами, затем генуэзцами, состоящий из множества деловых договоров, расписок, заметок и т.д.

В руках могущественных республик с конца XI века пульсировала торговля Византийской империи, чья былая мощь окончательно канула в Лету. Венеция и Генуя обладали крупнейшим на тот момент флотом и контролировали всю акваторию Чёрного и Азовского морей, а также речные подходы к ним (Днепр, Дон). Без преувеличения это главные действующие лица в том регионе. Не случайно, что именно они наряду с римскими папами выступали деятельными организаторами крестовых походов. Неосведомлённость же обо всем этом русских летописей труднообъяснима.

Очевидно, на повестке дня — корректировка исторической традиции, связанная с признанием того, что Киевская Русь в действительности была не тем, чем её изображал летописный материал. Киевская Русь являлась плацдармом, с которого разворачивалась западная экспансия на нашу родину. Движимые религиозными и коммерческими мотивами, киевские князья, вдохновляемые католическим Римом, выступали в роли остервенелых захватчиков, жаждущих поживиться землями обширного Волжского бассейна. Такой образ Киевской Руси, мягко говоря, не совпадающий с господствующим, неизбежно подводит к переоценке украинской колонизации Центральной части России. Эти процессы историками дореволюционной школы считались базовыми в образовании великорусской народности. По их утверждению, колонизация развернулась с середины XI века. Мнение о том, что её начал ещё Владимир Святой, не пользуется популярностью, это считается как поздней легендой, возникшей исключительно из политических целей.

18